Эдуарду Серову

21.09.2016


19 сентября на 80-м году жизни умер Эдуард Серов – замечательный дирижер, основатель и художественный руководитель Волгоградского академического симфонического оркестра, народный артист России. Для меня это очень печальная весть, и не только потому, что наш мир покинул еще один выдающийся музыкант старшего поколения. Этому дирижеру я обязан очень многим: двукратным исполнением 3-й симфонии, самого крупного моего симфонического произведения.

Не так давно я в последний раз разговаривал с ним по телефону. Серов был серьезно болен, почти ослеп, но голос был все тот же, с интонациями «железного человека».

Он всегда был непрост в общении, очень сдержан, даже замкнут. Есть люди, наделенные от природы талантом мгновенно располагать к себе собеседника – Эдуард Афанасьевич был не из их числа. Разговаривая с ним, я часто терялся, настолько скуп был Серов на внешние проявления чувств. Случалось, он шутил, но никаких мимических сигналов при этом не подавал, не менялись и его жесты. Одним и тем же размеренным тоном он мог произносить какие-то приветливые слова, а мог сказать человеку, например, музыканту оркестра, что-то очень неприятное – я сам был свидетелем такого случая во время репетиции моей симфонии в Волгограде. Возможно, из-за этой своей манеры Серов производил на малознакомых людей впечатление человека высокомерного и холодного. На самом деле он был совсем другим – просто его внутренний мир был абсолютно закрыт для постороннего вмешательства.


Таким он мне запомнился...

Я бывал у него дома, а он у меня, причем приезжал ко мне во Всеволожск, куда я незадолго до того перебрался с семьей. Однажды моя жена Ольга, когда мы беседовали втроем, не согласившись в чем-то с мнением Серова, темпераментно воскликнула: «Эдуард Афанасьевич, ну как же так? Ведь вы же умный человек!» Он посмотрел ей в глаза (выражение лица не изменилось, но я легко могу представить, как цепенели от этого взгляда оркестранты) и произнес низким бестрепетным голосом: «Я? Нет…» Эту фразу, с той же интонацией, я потом вложил в уста главного героя моей оперы «Дракула».

Обстоятельства нашего знакомства тривиальными не назовешь. Я познакомился с Серовым в начале 1997 года в Петербурге, куда он прибыл, чтобы после длительного перерыва продирижировать в Большом зале филармонии 2-й симфонией Рахманинова (и это оказалось одним из самых лучших, благородных и «породистых» ее исполнений, какие я слышал). Теперь внимание, расклад: маэстро Эдуард Серов – народный артист России, музыкант с европейским именем, художественный руководитель двух оркестров, а я – незнакомый ему композитор, вдобавок на 20 лет моложе. Много ли было у меня шансов заинтересовать такого дирижера не просто новым сочинением, а «полнометражной» симфонией?

Он назначил встречу в консерватории, где взял класс и уделил моей партитуре час своего времени. После чего сказал – медленно и почти без выражения (не верилось, что этот же самый человек накануне мог вызывать у публики дрожь и слезы, что под его рукой вырастала и распускалась, как диковинный цветок, музыка Рахманинова) – «Я смогу исполнить вашу симфонию у себя в Волгограде. В Петербурге – вряд ли, я здесь почти персона нон-грата».

У Серова, любимого ученика и ассистента покойного Мравинского, действительно, сложились непростые отношения с новым руководством Петербургской филармонии. Но все оказалось не столь безнадежно: 2 ноября 1997 года под управлением Эдуарда Серова состоялась мировая премьера моей 3-й симфонии в Волгограде, а уже 30 ноября маэстро продирижировал ею в Санкт-Петербурге.

Задача перед дирижером стояла очень непростая. Исполнение новой музыки – всегда стресс, а тут еще и большая симфония трагедийного содержания, в центре которой стоит гигантский «Марш», полный аллюзий на советскую, немецкую и американскую массовую музыку середины ХХ века. И надо было услышать в этом не пародию, а то, что хотел сказать композитор. Серов услышал. Он действительно всерьез работал с моим сочинением. В Волгограде я видел у него в руках свою партитуру, буквально исчерканную дирижерскими пометками. Оглушенный огромностью события, я глядел в его глаза после премьеры. Такое не забывается...

. . . 

«Марш» из симфонии №3, фрагмент. Исполняет Академический симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии. Дирижер Эдуард Серов.


Прощайте, Эдуард Афанасьевич. Светлая память!

(Третья часть симфонии, «Молчание». Финальный фрагмент).



Комментарии

Ваш комментарий

(будет виден только администрации сайта, можно не указывать)